Шесть характерных заблуждений российских стартапов

В последние годы в России заметно развилось стартап-движение, и, кажется, даже усугубление авторитарного режима ему не помеха. Тем не менее, полноценных и обдуманных стартапов оказывается не так много. Заметная доля начинающих предпринимателей грешит некоторыми распространёнными иллюзиями, которые я решил собрать в список.

Идеи чего-то стоят

Идеи не стоят ничего. Они даже не защищены авторским правом, потому что не представляют из себя объекта для защиты. Вместо распространённого выражения «идея на миллион» следовало бы говорить «идея на минус миллион». Под «продажей идеи» на самом деле подразумевается продажа готовых результатов труда, которые по мере развития от бизнес-модели к прототипу и далее прибавляют в цене. Именно они являются интеллектуальной собственностью и имуществом.

Начинать надо с поиска денег

Придумав идею и поняв, что он стартапер, человек сразу начинает искать инвестора. Он ходит на стартап-тусовки и в некоторых случаях даже становится их завсегдатаем. О своём взгляде на субкультуру таких мероприятий написал один из бизнес-авторов «Слона». Конечно, здесь можно привести пример «Островка», который живёт от инвестиции до инвестиции. Но даже он перед поиском инвесторов для начала стал из себя что-то представлять. Например, большим плюсом для инвесторов была степень MBA одного из создателей — ведь сначала её нужно было заработать.

Начинать надо с госрегистрации

Определившись с «идеей», многие стартапы на постсоветском пространстве сразу бросают все усилия на его юридическое оформление. Для меня это выглядит скорее профанацией и прокрастинацией, потому что регистрация совершенно не нужна, зато позволяет не заниматься делом. Юридическое оформление может понадобиться разве что на гораздо более поздних стадиях, до которых успеет утечь много воды. О бессмысленности как регистрации, так и ухода с работы ради стартапа говорит и Антон Носик на своих мастер-классах.

Главное — сказать «мы хотим менять мир»

Многие создатели стартапов, начитавшись тематической литературы, оказываются очарованы больше внешней оболочкой такого предприятия, чем его содержанием. И через слово упоминают свои молодость, целеустремлённость и желание изменить мир, скромно умалчивая о бизнес-модели и других действительно важных для стартапа вещах. Другая грань этого греха — стремление как-то себя определить. Например, сервис Psyproblems.net в своём описании на «Хабрахабре» дважды называет себя «классическим гаражным», как будто это что-то говорит о его содержании. Так школьники жарко спорят о жанровой принадлежности любимой группы, не понимая вторичности определений по отношению к смыслу и качеству музыки.

Надо использовать английские слова

Среди людей, связанных со стартапной отраслью, очень распространено употребление английских слов, несмотря на наличие их эквивалентов в русском языке. Например, «ки поинтс» (ключевые пункты), «майлстоун» (веха), «кор вальюс» (базовые ценности) и другие. Уверен, прибегающие к такому приёму хотят показаться более осведомлёнными и подчеркнуть своё владение английским языком. На мой взгляд, это не имеет никакого отношения к профессионализму. Мешая французский с нижегородским, человек не говорит грамотно ни на одном из них. Для меня это отвратительно, как и любое выставление невежества напоказ.

Монетизация — не главное

Осознав в себе нестерпимое желание изменить мир к лучшему, начинающий предприниматель засучивает рукава. Он разрабатывает свою идею, глядя на деньги свысока: какой там бизнес, когда речь идёт об изменении мира. Так некоторые выжившие после закона об иностранных агентах НКО возмущались по поводу благотворительного концерта в поддержку «узников болотной»: какие там концерты, когда люди страдают? И эти НКО, и избирательно понявшие тематическую литературу создатели стартапов считают, что деньги возьмутся из ниоткуда, главное — быть хорошим человеком и иметь благие цели. Истина же в том, что для получения денег всегда надо что-то сделать. Или устроить благотворительный ужин, или наладить бизнес-модель.