Почему в «отсутствии оппозиции» виноваты Путин и его партия

В Аргентине закончились парламентские выборы, на которых в главном регионе страны предположительно победил оппозиционный кандидат. Мне, давно отвыкшему от наличия политической конкуренции в радиусе двух тысяч километров, даже немного необычно слышать новости о выборах в других странах. Там то и дело одна партия побеждает другую или вдруг неожиданно много процентов голосов собирает новое имя или название.

В России политическая конкуренция закончилась объединением ОВР и «Единства» то ли на закате девяностых, то ли на заре нулевых. Имея в своём коллективном бессознательном только советскую модель, вместе они стали партией, которая доминирует если не в общественной жизни, то в «системной» политической — точно. И, наблюдая это, люди разводят руками: значит, нет достойных альтернатив. Им вторят деятели «Единой России» и Путин. Самое главное — люди ждут эти альтернативы и в массе своей винят в их отсутствии слабость оппозиционных политиков и партий. В свою очередь, «Единая Россия» и Путин пожимают плечами: им бы вроде хотелось конкурировать, да не с кем.

Дело в том, что винить в отсутствии достойной оппозиции саму оппозицию, русский народ и кого бы то ни было, кроме правящей хунты, несерьёзно. Наличие оппозиции — следствие наличия демократии. Демократия же начинается с приверженности всех участников политической жизни её фундаментальных принципов: честных выборов, равного доступа к СМИ, свободы собраний, независимой судебной власти, отчётности исполнительной власти перед обществом. Именно отсюда вырастает живая политическая жизнь и, следовательно, сильные оппозиционные партии. Можно ли назвать «Единую Россию» приверженной этих принципов? Конечно же, нет. Подконтрольный Путину парламент с этой партией в авангарде принял поправки к закону о митингах, открыто поддержал преследование «узников Болотной площади». Выборы мэра Москвы прошли с грубыми нарушениями демократических принципов, крупнейшим оппозиционным партиям — «V декабря», НДП, «Народному альянсу» — отказывают в регистрации, в самых влиятельных СМИ существуют запретные темы и люди, которых нельзя показывать.

В России получается так, что глава исполнительной власти и власть законодательная одновременно и никого не пускают на оккупированное ими политическое поле, и льют крокодиловы слёзы по поводу отсутствия конкурентов. В то время, как ответственность за это лежит исключительно на них. Если бы они действовали в интересах России как демократического государства и в интересах российского общества, они бы поощряли конкуренцию и соревновались с другими на равных. Они бы просвещали людей в вопросах демократии и сами не боялись проиграть. Потому что проигрыш на честных выборах означал бы, что такова воля избирателей. И никто не имеет права её «корректировать». Но «Единая Россия» и Путин, наоборот, панически боятся проиграть, поощряют политическую апатию среди людей и используют поистине африканский набор приёмов для нейтрализации своих потенциальных противников и устрашения их потенциальных сторонников.

Жульничество и воровство гораздо менее существенны по сравнению с преступлениями против демократии, которые уже есть на совести правящего режима: подтасовками выборов, манипуляциями правосудием, преследованиями политических противников, цензурой в СМИ. И важно понимать, что «отсутствие достойной оппозиции» — это следствие безответственности Путина по отношению к российскому обществу. И вина за последствия этого отношения лежит исключительно на нём и его сторонниках. Я лично надеюсь, что придёт день, когда деятельность нынешнего президента, его друзей и однопартийцев будет расследована, «доверенные лица» публично раскаются за свой выбор, а состав Думы будет отражать настроения общества.