О презумпции виновности от детского сада до «Эха Москвы»

«Эхо Москвы» выпустило новость о том, что милиция задержала нескольких болельщиков на матче «Спартака» с «Шинником». Моё внимание в этой и нескольких других новостях сюжета привлекла формулировка «задержаны за драку». Она не зацепит слух большинства людей, родившихся и выросших в России. И это очень грустно, потому что своим предлогом «за» она говорит следующее: «люди устроили драку, и в наказание представители закона их задержали». Это чистой воды презумпция виновности, потому что такая формулировка исключает содержимое статьи 49 нашей конституции:

1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Это определение презумпции невиновности. В России, согласно конституции, нельзя задержать «за» что-то. Можно задержать по подозрению в чём-то, иначе никак. «За» что-то можно быть только осуждённым. К сожалению, формулировку, предполагающую вину задержанного по факту задержания, в моём примере транслируют не несчастные милиционеры, а сотрудник одного из самых свободных СМИ в России. Это навело меня на размышление, откуда берётся такое восприятие.

Перед нами с детства тянется вереница примеров, когда наказание наступает независимо от реального проступка и без какого-либо разбирательства. Воспитатели в детских садах «наказывают обоих» детей-участников конфликта, не вдаваясь в подробности их разногласия и даже не выясняя, «кто первый начал». Логика воспитателя в том, что если наказать обоих детей, нарушитель окажется наказан. Ну а жертва не будет провоцировать, а то и просто услышит в свой адрес, что сама виновата. Главным для воспитателя оказывается наказание как нечто тождественное воспитанию. Понять относительную значимость наказания в нашем обществе поможет Яндекс: в нём и, видимо, других поисковиках запрос «как наказать ребёнка» в 25 раз популярнее аналогичного запроса про похвалу.

После детского сада ребёнка встречает школа с её коллективной ответственностью, самодурством и лицемерием преподавателей, постоянными конфликтами интересов. В нашем сознании есть устойчивый образ «преподавателя от бога», которому, к сожалению, никогда не стать директором. Есть и образ «учителя старой закалки», который, разумеется, всегда выиграет у молодого в глазах родителей и «воспитанных» детским садом детей. Старая закалка предусматривает дисциплину, «уставщину» в школьном смысле, ограничение самовыражения, суждения о личностях учеников, насаждение чувства вины. Считается, что таков и есть «сильный» преподаватель, и только он научит детей своему предмету. Истории его выпускников тому подтверждение. При этом уровни их удовлетворённости жизнью и конформизма, на которые мог повлиять учитель, не учитываются.

После школы жизнь каждый обычно выбирает себе сам. Кому-то везёт познать свободу и удовольствие от собственного выбора, кто-то тонет дальше в выученной беспомощности и комплексе вины. Но на уровне коллективного бессознательного, негласных норм нашего общества царит именно второе. Это следствие длившихся десятилетиями унижения людей и ограничения свободы в нашей стране, которые плодоносят по сей день — в неосознанных формулировках в СМИ, бытовом общении, взаимодействии простых граждан и «находящихся при исполнении», отношениях с детьми и друг с другом. И преодоление этого займёт поколения. Мы можем только победить это в себе, насколько это возможно, и не дать своим детям поверить в вину как нечто естественное и правильное.